segunda-feira, 29 de novembro de 2010

Akhmadúlina

Hoje Bella Akhmadúlina morreu.
Há canções e versos de filmes com letras dela:

***

По улице моей который год
звучат шаги - мои друзья уходят.
Друзей моих медлительный уход
той темноте за окнами угоден.

Запущены моих друзей дела,
нет в их домах ни музыки, ни пенья,
и лишь, как прежде, девочки Дега
голубенькие оправляют перья.

Ну что ж, ну что ж, да не разбудит страх
вас, беззащитных, среди этой ночи.
К предательству таинственная страсть,
друзья мои, туманит ваши очи.

О одиночество, как твой характер крут!
Посверкивая циркулем железным,
как холодно ты замыкаешь круг,
не внемля увереньям бесполезным.

Так призови меня и награди!
Твой баловень, обласканный тобою,
утешусь, прислонясь к твоей груди,
умоюсь твоей стужей голубою.

Дай стать на цыпочки в твоем лесу,
на том конце замедленного жеста
найти листву, и поднести к лицу,
и ощутить сиротство, как блаженство.

Даруй мне тишь твоих библиотек,
твоих концертов строгие мотивы,
и - мудрая - я позабуду тех,
кто умерли или доселе живы.

И я познаю мудрость и печаль,
свой тайный смысл доверят мне предметы.
Природа, прислонясь к моим плечам,
объявит свои детские секреты.

И вот тогда - из слез, из темноты,
из бедного невежества былого
друзей моих прекрасные черты
появятся и растворятся снова.
1959

Прощание

А напоследок я скажу...
А напоследок я скажу:
Прощай, любить не обязуйся.
С ума схожу. Иль восхожу
К высокой степени безумства.

Как ты любил?
Ты пригубил
Погибели. Не в этом дело.
Как ты любил? Ты погубил,
Но погубил так неумело.
Так напоследок я скажу...

Работу малую висок еще вершит.
Но пали руки, и стайкою, наискосок,
Уходят запахи и звуки.

А напоследок я скажу:
Прощай! Любить не обязуйся.
С ума схожу. Иль восхожу
К высокой степени безумства.

А напоследок я скажу...
1960

***

О, мой застенчивый герой,
ты ловко избежал позора.
Как долго я играла роль,
не опираясь на партнера!

К проклятой помощи твоей
я не прибегнула ни разу.
Среди кулис, среди теней
ты спасся, незаметный глазу.

Но в этом сраме и бреду
я шла пред публикой жестокой -
все на беду, все на виду,
все в этой роли одинокой.

О, как ты гоготал, партер!
Ты не прощал мне очевидность
бесстыжую моих потерь,
моей улыбки безобидность.

И жадно шли твои стада
напиться из моей печали.
Одна, одна - среди стыда
стою с упавшими плечами.

Но опрометчивой толпе
герой действительный не виден.
Герой, как боязно тебе!
Не бойся, я тебя не выдам.

Вся наша роль - моя лишь роль.
Я проиграла в ней жестоко.
Вся наша боль - моя лишь боль.
Но сколько боли. Сколько. Сколько.
1960-1961

Романс о романсе

Не довольно ли нам пререкаться,
Не пора ли предаться любви?
Чем старинней наивность романса,
Тем живее его соловьи.

То ль в расцвете судьбы, то ль на склоне.
Что я знаю про век и про дни?
Отвори мне калитку в былое
И былым мое время продли.

Наше ныне нас нежит и рушит
Но туманны сирени висят
И в мантильи из сумрачных кружев
Кто-то вечно спускается в сад.

Как влюблен он, и нежен, и статен.
О, накинь, отвори, поспеши.
Можно все расточить и растратить
Но любви не отнять у души.

Отражен или сторгнут роялем
Свет луны - это тайна для глаз.
Но поющий всегда отворяет
То, что было сокрыто для нас.

Блик рассвета касается лика.
Мне спасительны песни твои.
И куда б ни вела та калитка,
Подари, не томи, отвори...

Ela mesma quando era jovem:
ДУЭЛЬ

И снова, как огни мартенов,
Огни грозы над темнотой.
Так кто же победил - Мартынов
Иль Лермонтов в дуэли той?
Дантес иль Пушкин?
(daqui)Кто там первый?
Кто выиграл и встал с земли?
Кого дорогой этой белой
На черных санках повезли?
Но как же так? По всем приметам,
Другой там победил, другой,
Не тот, кто на снегу примятом
Лежал кудрявой головой.
Что делать, если в схватке дикой
Всегда дурак был на виду.
Меж тем, как человек великий,
Как мальчик, попадал в беду?
Чем я утешу пораженных
Ничтожным превосходством зла,
Прославленных и побежденных
Поэтов, погибавших зря?
Я так скажу: не в этом дело,
Давным давно, который год
Забыли мы иль проглядели,
Но все идет наоборот!
Мартынов пал под той горою,
Он был наказан тяжело,
И воронье ночной порою
Его терзало и несло.
А Лермонтов зато – сначала
Все начинал и гнал коня,
И женщина ему кричала:
«Люби меня, люби меня!»
Дантес лежал среди сугробов,
Подняться не умел с земли,
А мимо медленно, сурово,
Не оглянувшись, люди шли.
Он умер или жив остался –
Никто того не различал.
А Пушкин пил вино, смеялся,
Ругался и озорничал.
Стихи писал, не знал печали,
Дела его прекрасно шли,
И поводила все плечами,
И улыбалась Натали.
Для их спасения – навечно
Порядок этот утвержден.
И торжествующий невежда
Приговорен и осужден!

domingo, 28 de novembro de 2010

Sotaque caucasiano na comédia “Miminô”

Assista no YouTube o filme “Miminô” (1977), uma comédia sobre piloto georgiano, e aprenda o sotaque caucasiano! Também às vezes os personagens falam georgiano entre si e assim você entende que a língua russa ainda é fácil para aprender.
O filme conta a história de um piloto provincial, Valikó (Valentim, também chamado de Falcão — Miminô) que dirige helicóptero mas resolve voltar para grande aviação, porque se apaixonou por aeromoça russa. Ele viajou para Moscou, foi preso, completou 35 anos no prisão e por isso já não poderia virar piloto de avião... mas recebeu uma ajuda inesperada e conseguiu realizar o seu sonho. Porém ele não gosta de grandes cidades da Europa e retorna para a Geórgia.

Frases do filme

***
— Восемь было, один баран куда делся?
— А себя ты посчитал?
— Нет.
— Так восемь — это вместе с тобой было.
— Восемь — это вместе со мной было.
***
— Немного жмёт. Жарко.
— От тепла предметы расширяются, а это кепка зимняя. Зимой твоя голова будет меньше.
***
— В Тбилиси на четвертую базу завезли новые школьные парты. Экспериментальные.
***
— 5800 голландских кур ждут меня в Тбилиси. Что мне делать?
— В первую очередь мы обслуживаем пассажиров.
— Товарищ Гоглидзе, это демагогия. Пассажир может 2 недели сидеть, и с ним ничего не случится, а курица испортится.
***
— В Европе теперь никто на пианино не играет. Теперь играют на электричестве.
***
— Да не влезет сюда корова.
— Здесь продай.
— Здесь кто ее купит? Здесь ее все знают.
***
— Алло, Ларису Ивановну хочу.
***
— Я Вам одну вещь скажу, не обижайтесь.
***
— Я на тебя в 3 раза больше сердился!
***
— На ловца и зверь бежит.
— Слушай, кто зверь? Я зверь?
***
— Ты видный мужчина, а она — возьми кошку, опусти в воду, вынь — такая же худая.
***
— Сказал, что такую личную неприязнь я испытываю к потерпевшему, что кушать не могу.

Histórias em quadrinhos

claro que em russo
ficam aqui e também aqui.

Russo moderno

Estrangeirismos

Модернизация Бразилии: эпоха двух президентов
В декабре текущего года заканчивается второй (и последний) мандат нынешнего президента Бразилии Луиса Инасио Лулы да Силва. До избрания Лулы пост президента в течение 8 лет занимал его предшественник — Фернандо Энрике Кардозу. По международным меркам все это выглядит весьма рутинно. Но с точки зрения истории Бразилии ХХ века последние 15 лет выглядят как уникальный по продолжительности период политической, да и экономической стабильности.

За это время Бразилия очень существенно продвинулась в своей экономической и политической модернизации и обеспечила себе на будущее длительный период стационарного политического развития и экономического роста. Я назвал бы прошедшие 15 лет “эпохой двух президентов”, так как Ф.Э.Кардозу и Лула наложили серьезный личностный отпечаток на этот период. В нынешней политической палитре Бразилии не просматриваются новые фигуры подобного масштаба.

Экономическая и политическая нестабильность Бразилии в ХХ веке

История Бразилии, начиная с 20-х гг. прошлого века, представляется стороннему наблюдателю чередованием периодов авторитаризма и эпизодов крайне нестабильных демократических режимов.

На самом деле и периоды авторитаризма с трудом могут быть отнесены к стабильным. В период “Нового Государства” Ж.Варгаса (1930-1945) страну сотрясали попеременно попытки левых и правых переворотов. Период военной диктатуры (1964-1984 гг.) стал временем городской герильи, деятельности эскадронов смерти и массовых рабочих выступлений.

Если же говорить о периоде демократии, то до 1994 г. только два избранных президента — О.Дутра и Ж.Кубичек — пробыли на посту весь конституционный срок. Будучи уже избранным президентом, Ж. Варгас покончил с собой в 1954 г., Ж. Куадрос ушел в отставку в 1961, Ж. Гуларт был свергнут в 1964 г. военными. Первый президент после правления военных Т.Невес умер сразу после вступления в должность, а первый президент, избранный по новой конституции 1988 г., Ф.Коллор, был подвергнут в 1992 г. импичменту.

В экономической сфере начатая в 50-е годы форсированная индустриализация страны почти немедленно привела к всплеску инфляции. Перефразируя известное изречение Жуселину Кубичека “пройти пятьдесят лет экономического развития за пять”, его критики говорили, что за пять лет его правления цены выросли настолько, насколько они обычно растут за пятьдесят. Жесткая позиция МВФ, призванного спасать экономику, воспринималась почти по всему политическому спектру как происки американского империализма. Приход военного правительства несколько снизил темпы инфляции, но уже в 70-е годы на фоне роста нефтяных цен и долгового кризиса инфляция превратилась в проблему номер один.


Бразилия
ГодИнфляция (средний темп прироста ИПЦ* за год)
1950-195517,8
1955-196022,5
1960-196560,5
1965-197025,6
1970-197522,3
1975-198055,3
1980-1985146,2
1985-1990673,0
1990-1995736,9
* до 1980 года цены производителей
Источник: IFS

В течение 80-х гг. инфляцию пытались лечить с помощью т.н. гетеродоксных программ, предусматривающих замораживание цен и зарплат. При этом фундаментальный инфляционный фактор, а именно — бюджетная несбалансированность — оставался неизменным, а гиперинфляция после шоков замораживания возобновлялась с новой силой. Финальным аккордом стабилизационных мер стал план президента Ф.Коллора 1991 г., когда были одновременно заморожены текущие счета физических лиц и долги — что вызвало волну недовольства и стало важным фактором в процессе его импичмента.

Подобная политическая и экономическая нестабильность является характерной чертой государств Латинской Америки и других развивающихся стран, проходящих через процессы урбанизации и индустриализации. Демократический режим в постимперской Бразилии 1890- 1930 г. был демократией для немногих — в выборах принимало участие 10-15% граждан — и фактически служил лишь фасадом для олигархического режима. Такая система с трудом выдерживала вовлечение в реальный политический процесс растущего городского населения.

В условиях мирового экономического кризиса 1929-1932 гг., краха сырьевых рынков и роста протекционизма она была обречена, и ее заменил авторитарный режим “Нового Государства”. Последующее развитие страны шло под флагом импортозамещающей индустриализации, причем политические курсы авторитарных и демократических режимов в этой сфере не слишком различались.

Особенности Бразилии в сравнении с другими странами Латинской Америки проявились в двух моментах — с одной стороны, индустриализация Бразилии шла по форсированному сценарию и с привлечением иностранного капитала, что позволило создать весьма диверсифицированный, хотя и неэффективный индустриальный сектор. С другой стороны, авторитарные режимы в Бразилии отличались сравнительной мягкостью и не затрагивали глубоко повседневную жизнь рядовых граждан.

Старт преобразований — план Реал

Начало коренных реформ бразильской экономики относится к 1993 г. Стоит представить себе это время глазами бразильцев. В стране вот уже почти десять лет очень высокая инфляция — до 30% в месяц. Экономика сильно индексирована, при этом больше всего страдают беднейшие слои населения, неспособные защитить от инфляции свои доходы. Децильный коэффициент (соотношение доходов 10% богатейших к 10% беднейших) достигает предельного в бразильской истории уровня.

Социальное расслоение в Бразилии


С 1987 г. Бразилия перестала обслуживать свой внешний долг и оказалась отрезана от международного рынка капитала. Экономический рост практически остановился. Политическая жизнь в стране серьезно дезорганизована после скандального импичмента президента Ф.Коллора по коррупционным обвинениям, в то время как его преемник И.Франко (бывший вице-президент) не имеет достаточной легитимности. Эйфория первых лет демократического режима прошла, но проблемы остались, в том числе чудовищный уровень городской преступности — в первую очередь, в Рио-де-Жанейро, но также и в других крупных городах. Для стороннего наблюдателя в это время Бразилия действительно могла выглядеть как “страна, где очень много диких обезьян”, страна, не способная решать свои долгосрочные проблемы.

Среди всеобщего уныния и пессимизма в 1993 г. министром финансов Бразилии был назначен известный леволиберальный социолог и интеллектуал Фернанду Энрике Кардозу. Сформированная им группа либеральных технократов поставила задачу вывести страну из кризиса — и основным рычагом антикризисных мер должна была стать эффективная стабилизация национальной валюты. Так родился знаменитый план “Реал”. Суть его была довольно проста, но оригинальна. Наряду с действующей национальной валютой — крузейро — была введена счетная единица стоимости — “Unidade Real do Valor”, URV, в буквальном переводе — реальная единица стоимости, равная одному доллару. Все цены должны были номинироваться в крузейро и URV. Поскольку в условиях высокой инфляции доллар имеет тенденцию к укреплению, то цены, номинированные в URV, были довольно стабильными. И с 1 июля 1994 г. была введена новая валюта страны — реал, цены теперь номинировались только в реалах, и инфляция сошла на нет в течение нескольких месяцев.

В отличие от предыдущих стабилизационных программ, Кардозу не прибегал к административным мерам типа замораживания цен, заработных плат и банковских счетов. Зато он использовал такие социальные меры, как бойкот магазинов, повышающих цены, номинированные в реалах, соглашения отраслей промышленности о сдерживании цен, а также сделал подготовку стабилизационной программы минимально открытой для общества.

В результате в октябре 1994 г. Фернандо Энрике Кордозу был избран президентом Бразилии. Одновременно большинство в парламенте получила праволиберальная коалиция, которая обеспечивала поддержку дальнейшим реформам. В течение короткого периода в экономике возобновились инвестиции, началось нормальное кредитование производства, прошла дедолларизация и восстановилось доверие к национальной валюте. Страна возвратилась к нормальной жизни после длительного периода высокой инфляции.

Удачное начало финансовой стабилизации не могло гарантировать удачное продолжение. Фернандо Энрике Кaрдозу и его советники прекрасно понимали, что добиться устойчивого успеха можно было, только устранив структурные дисбалансы в экономике. Особенно болезненной проблемой стало сохранение значительного дефицита государственного бюджета и рост государственного долга. Рост дефицита бюджета в период после финансовой стабилизации имеет объективные причины, связанные с тем, что реальные процентные ставки в это время вследствие проведения жесткой кредитно-денежной политики становятся существенно выше, чем в период высокой инфляции, соответственно, стоимость обслуживания долга растет, увеличиваются процентные расходы бюджета и государственный долг. Другим фактором роста долга стало принятие на себя федеральным правительством долгов штатов и муниципалитетов, которые не были ранее должным образом оформлены и зарегистрированы.

В первые годы правительства Кардозу проблеме бюджетного дефицита уделялось недостаточно внимания. Только после мирового финансового кризиса 1997-1998 гг., когда произошла существенная девальвация реала, правительство в рамках совместной программы с МВФ приступило к фундаментальным изменениям в этой сфере.

Институциональные реформы правительства Кардозу

Правительству Ф.Э.Кардозу за восемь лет удалось провести весьма глубокие институциональные реформы практически во всех сферах экономической и социальной жизни страны.

Одним из наиболее революционных проектов ФЭК стала масштабная приватизация. Это означало разрыв с традициями дирижизма и этатизма, характерными для периода форсированной индустриализации. Масштабная программа приватизации стала для бразильской экономики спасительным якорем во время мирового кризиса 1997-1998 гг. Доходы от приватизации в период 1997-2000 гг. составили свыше 5% ВВП и сыграли существенную роль в повышении сбалансированности бюджета.

Надо отметить, что программа приватизации была начата еще в президентство Ф.Коллора, но для оплаты активов использовались преимущественно неденежные инструменты — например, гособлигации. При Кардозу основные приватизационные проекты шли на денежной основе, что позволило широко привлечь иностранный капитал.

Однако еще большее значение имела приватизация для повышения эффективности управления крупными бразильскими предприятиями. До начала 90-х гг. это были крупные бюрократические монстры, со сложными процедурами принятия решений. Приватизация, хотя бы и частичная, этих компаний радикально поменяла корпоративный ландшафт Бразилии. Сейчас крупнейшие компании страны, такие, как Петробраз, Ембраер, Вале Рио Досе, отмечаются во всем мире как компании с великолепной эффективностью и организацией производства.

В сфере государственных финансов ключевым экономическим актом президентства Кардозу стал Закон о финансовой ответственности. По своей сути — это аналог бюджетного кодекса, но само название закона говорит о главной беде бразильской финансовой системы 90-хх гг., а именно — о финансовой безответственности региональных и муниципальных органов власти. В условиях широкой региональной децентрализации и либеральной конституции 1988 г. местные власти широко использовали различные внебюджетные доходы и обязательства. Эти обязательства в конечном счете было вынуждено погашать федеральное правительство.

Особо бурно расходные обязательства росли в период избирательных кампаний. В политических кругах страны ходило высказывание одного из губернаторов: “я обанкротил штат, но обеспечил победу на выборах своему кандидату”. Поэтому, в частности, Закон о финансовой ответственности особо ограничивает формирование новых расходных обязательств в последний год перед выборами. Представляется, что именно этот закон стал краеугольным камнем финансовой стабильности после 2000 г.

Одновременно в Бразилии была проведена пенсионная реформа. Ее конструкция по сути напоминает российскую модель. В этой системе главным элементом является система персонифицированных условно-накопительных счетов и возможность для работника выбирать время выхода на пенсию — что влияет и на размер пенсии. Однако с социальной точки зрения более важным был вопрос о пенсиях для государственных служащих, которые имели чрезвычайно льготные условия обеспечения, например, стандартная пенсия составляла 100% от заработной платы с индексацией, а пенсия по выслуге лет составляла 70% от стандартной пенсии. Взносы застрахованных в государственной пенсионной системе составляли в 1998 г. всего 17% от ее расходов, а дефицит в размере 3,6% ВВП погашался за счет бюджета. Пенсионная реформа существенно увеличила взносы в систему самих госслужащих и уменьшила возможности для досрочного выхода на пенсию. Наряду с пенсиями госслужащих были сильно урезаны пенсионные фонды государственных компаний. Характерный пример — когда Кардозу пришел к власти, взносы в пенсионный фонд Петробраза в 10 раз превышали дивиденды, выплачиваемые компанией государству.

Меры по реформированию пенсионной системы позволили существенно сократить дефицит в секторе государственных пенсий, однако в последующие годы начал нарастать дефицит в секторе частных пенсий. Попытки продолжения реформы в первые годы правления Лулы натолкнулись на сильное сопротивление групп интересов в парламенте, так что проблема дефицита пенсионной системы не решена до сих пор и продолжает углубляться.

Одним из радикальных шагов администрации Кардозу стало введение в 1999 г. плавающего курса национальной валюты и переход к режиму целевой инфляции. В первые годы проведения стабилизационной программы курс реала мог изменяться только в узком валютном коридоре, что создавало большие возможности для валютных спекуляций и атак на реал. Система целевой инфляции в качестве своих неприятных последствий имеет весьма высокую волатильность валютного курса и высокие учетные ставки Центрального Банка, что и было продемонстрировано в течение последних 10 лет. Несмотря на постоянную критику этой политики со стороны т.н. “реального сектора”, она показала свою работоспособность. Бразилия в течение этого периода демонстрировала очень неплохие темпы экономического роста.

Очень важным аспектом политики целевой инфляции является ее институциональная и общественная составляющая. С институциональной точки зрения была провозглашена операционная независимость Центрального Банка, с общественной точки зрения была обеспечена максимальная прозрачность принятия решений. В частности, ежемесячно публикуются решения Совета по денежной политике, ежеквартально — доклады о ходе реализации режима целевой инфляции, публикуются ежегодные открытые письма Минфину в случае невыполнения режима — впрочем, в последний раз это случилось в 2004 г.

Такая беспрецедентная открытость Центрального Банка позволяет поддерживать его высокую репутацию внутри страны и за рубежом. Стабильность реала стала одной из национальных ценностей, а председатель Центрального Банка — одним из наиболее популярных политиков страны. Еще важнее то, что политика Центрального Банка является абсолютно понятной и предсказуемой для иностранных инвесторов, что существенно стимулирует приток прямых и портфельных иностранных инвестиций в Бразилию. В этом смысле политика управляемого валютного курса в России, хотя и делает курс менее волатильным, создает гораздо больше неопределенности для инвесторов, поскольку правила монетарного управления публично не артикулированы.

К другим важным преобразованиям Ф.Э.Кардозу относятся санация и приватизация банков, принадлежащих правительствам штатов, и общая модернизация банковской системы, частичная демонополизация нефтегазового сектора и допуск в эту сферу иностранных инвесторов, приватизация и модернизация телекоммуникационного сектора, принятие законодательства о концессиях, а также запуск мер, направленных на обеспечение полного охвата населения страны базовыми услугами образования и здравоохранения.

Экономические результаты президентства Лулы

Уже в течение первого срока президентства Ф.Э.Кардозу законодательство было изменено таким образом, чтобы президент, а также губернаторы штатов могли быть избраны на второй срок. Таким образом, Ф.Э.Кардозу стал первым демократическим президентом Бразилии, находившимся у власти два срока.

В 2002 г. правые столкнулись с крайне неприятной ситуацией — в их рядах не нашлось харизматического лидера, способного эффективно конкурировать на выборах с лидером левой Партии Труда Луисом Инасио Лулой да Силва. Кандидат от партии Кардозу, министр его правительства Жозе Серра проиграл во втором туре выборов Луле, таким образом, после трех неудачных попыток в 1989, 1994 и 1998 гг. представитель бразильских левых впервые стал президентом Бразилии.

Вопреки ожиданиям и своей предвыборной риторике правительство Лулы полностью сохранило макроэкономическую политику правительства Кардозу с сохранением первичного профицита государственного бюджета и плавающим курсом национальной валюты. Несмотря на публичную критику “Вашингтонского консенсуса” и неолиберализма, макроэкономическая политика правительства Лулы до сих пор является весьма ортодоксальной, даже в большей степени, чем политика, например, российского правительства.

Единственным принципиальным пунктом новой экономической политики стало отношение к приватизации. Лула полностью свернул программу приватизации, проводимую Кардозу, хотя и не стал проводить ренационализацию.

Принципиальным направлением политики правительства Лулы стал приоритет социальных программ. Одной из наиболее известных программ стала т.н. Bolsa Familia — семейный кошелек. В этой программе трансферты беднейшим семьям увязываются с выполнением этими семьями определенных социальных требований. Эти требования довольно просты: дети в семье должны посещать школу и проходить регулярные вакцинации. Программа очень популярна в Бразилии, высоко оценена международными наблюдателями и действительно способствовала повышению охвата детей из бедных семей начальным и средним образованием.

В то же время влияние этой программы на рост благосостояния бразильцев оценивается как весьма умеренное. Значительно большее влияние на этот процесс оказал рост пенсий и минимальной заработной платы. Так или иначе, число бедных в Бразилии в последние годы неуклонно снижалось.

Другая, совсем недавняя инициатива Лулы называется программа ускорения роста — и представляет собой совокупность инвестиционных проектов в отраслях инфраструктуры. На фоне достаточно бурного экономического роста последних лет инфраструктура развивалась медленно и страдала от нехватки инвестиций. Программа пришлась как нельзя кстати к началу экономического кризиса 2008-2009, поскольку именно вложения в инфраструктуру дают наибольший мультипликативный экономический эффект и генерируют наибольшую дополнительную занятость.

Благодаря этому и другим факторам (например, относительной закрытости финансового сектора страны) Бразилия была очень слабо затронута мировым экономическим кризисом — после нулевого роста в 2009 г. экономический рост 2010 г. ожидается на уровне 8 процентов.

Надо отметить, что все меры социальной политики и политики экономического развития осуществлялись в рамках очень строгой фискальной политики. В период с 2002 по 2008 гг. первичный профицит федерального бюджета составлял от 2,2 до 2,7% ВВП, и лишь в кризисном 2009 г. составил 0,64% ВВП. Стоит заметить, что российские бюджетные показатели продемонстрировали куда большую неустойчивость — первичный профицит федерального бюджета составил в 2007 г. 6,6%, в 2008 г. — 3,9% , а в 2009 г. бюджет был сведен уже с первичным дефицитом в размере 5,9%.

Приверженность правительства Лулы жесткой макроэкономической политике позволила путем дозированных стимулирующих мер запустить механизм экономического роста, так что его темпы в 2005 г. составили 3,2%, в 2006 — 6,1%, в 2007 — 5,1% Нормализация экономической ситуации позволила опережающими темпами наращивать бюджетные доходы. Доля федеральных доходов в ВВП возросла с 21,7% до 23,8% за 2002 — 2008 гг. За счет этого роста и удалось профинансировать растущие потребности социальных и инфраструктурных программ.

Многие бразильские и зарубежные авторы указывают, что Бразилия в 2003-2008 очень выиграла от благоприятной мировой конъюнктуры на сырьевые и сельскохозяйственные товары, и высокие темпы роста экономики, валютных резервов, народного благосостояния вызваны в значительной степени внешними факторами. Это правда. Но несомненно и то, что при проведении экономической политики в этот период не было сделано ни одной серьезной ошибки, так что возможности, представленные стране мировой конъюнктурой, были использованы в наибольшей степени.

Главные действующие лица и их политические трансформации

Сейчас, в 2010 г., несмотря на все политические и персональные различия между Кардозу и Лулой, последние 15 лет многими бразильскими наблюдателями воспринимаются как единая политическая эпоха, уж очень разителен контраст между этим периодом политической и экономической стабильности и предшествующим историческим периодом.

Между тем, трудно себе представить двух людей, более различных по происхождению, культурному и политическому бэкграунду. С одной стороны — Кардозу, родословная которого прослеживается до середины XVIII века, выходец из семьи потомственных военных и администраторов. Университетский профессор, либеральный социолог и политолог с международной известностью. И Лула, который родился в рабочей семье на отсталом Северо-востоке Бразилии, воспитывался без отца, не имеет даже законченного среднего образования, человек, вошедший в политику на волне роста профсоюзного и забастовочного движения.

В то же время, несмотря на разницу в происхождении, оба лидера долгое время принадлежали к одному и тому же лагерю, лагерю противников военного режима и были близкими политическими союзниками. Оба стояли у истоков создания современных бразильских политических партий — Партии труда и Партии бразильской социал-демократии. Бескровный политический переход от авторитаризма к демократии во многом состоялся именно благодаря эффективному союзу леволиберальной интеллигенции и рабочего движения, яркими представителями которых были Кардозу и Лула. Лула еще в 1978 г. поддержал Кардозу на выборах в Сенат, партия Кардозу поддерживала Лулу на президентских выборах 1989 г.. На референдуме 1993 г. о конституционном устройстве страны Кардозу и Лула вопреки мнению большинства федеральных политиков отстаивали идею парламентской, а не президентской республики. Ирония судьбы — их затем избрали президентами как раз в президентской республике.

Впервые Лула участвовал в президентских выборах в 1989 и во втором туре проиграл Ф.Коллору, который был впоследствии подвергнут импичменту. Лула не без оснований надеялся, что на фоне экономического развала начала 1990-х гг. и определенной дискредитации правых, его Партия труда будет иметь хорошие шансы на выборах 1994 г. Кардозу как потенциального политического конкурента он сначала не рассматривал. Кардозу был к этому времени известным и авторитетным деятелем, но как бы политиком второго ряда, до времени не претендующим на первые роли. Я думаю, что в глазах Лулы Кардозу выглядел профессором, вытолкнутым на поверхность политической жизни волной демократизации, в определенной степени — “ботаником”. В силу былой политической близости он даже рассчитывал на его поддержку.

План “Реал” стал для Лулы неприятным сюрпризом. Тем более, он не понимал, каким электоральным потенциалом обладает успешная реализация стабилизационной программы в стране, измученной гиперинфляцией. Если в мае 1994 г. Лула опережал Кардозу в опросах в отношении 40 к 17, то после 1 июля ситуация полностью перевернулась, и в октябре Кардозу выиграл выборы уже в первом туре.

Левые восприняли маневр Кардозу как предательство, тем более что для реализации своей программы он воспользовался инструментарием ортодоксальной стабилизации, в полной мере опираясь на идеи МВФ и Вашингтонский консенсус — от левого социолога марксистской ориентации такого никто не ожидал. Естественно, что личные отношения лидеров и межпартийные отношения сильно испортились. Впоследствии, в период проведения институциональных реформ Партия Труда всегда голосовала против правительственных законопроектов — иногда даже в одиночку.

До сих пор в моменты обострения политической борьбы стороны обмениваются язвительными пассажами. Основной тезис левых состоит в том, что реформы Кардозу не были успешными, и только после прихода к власти Лулы Бразилия добилась успеха. Правые не без оснований отмечают, что при Луле реформы были практически свернуты, а экономический рост стал возможен именно благодаря преобразованиям, произведенным ранее. Действительно, все основные компоненты экономического успеха были заложены правительством Кардозу, и даже Лула косвенно признал это, подписав т.н. Письмо к Бразильскому народу.

Это письмо было подписано перед выборами 2002 г., когда деловые круги и средний класс Бразилии, международные финансовые круги высказывали мнение, что Лула, став президентом, откажется от проведения ответственной макроэкономической политики, начался отток капитала из страны, упал курс национальной валюты, проявилось недовольство среднего класса.

При том, что письмо было выдержано в весьма популистском предвыборном стиле, в нем были зафиксированы три весьма важных пункта экономической политики: поддержание низкого уровня инфляции, обеспечение финансового равновесия и первичного профицита бюджета. Эти обещания впоследствии неуклонно выполнялись правительством Лулы, а преемственность курса нашла выражение в назначении на пост Председателя Центрального Банка депутата от партии Кардозу Э.Мейрелеша, так же, как и полной операционной независимости Центрального Банка.

Несмотря на упреки своих политических противников, Кардозу до сих пор себя считает левоцентристским политиком. И анализ его политики показывает, что она всегда имела сильную социальную и даже в определенной степени популистскую составляющую — вспомним кампанию по бойкоту магазинов, повышающих цены в период борьбы с инфляцией. Закон о финансовой ответственности имеет очевидную антикоррупционную направленность, пенсионная реформа покончила с неоправданно высокими пенсиями для госслужащих и сотрудников государственных компаний. Наконец, даже коронный номер Лулы — программа Bolsa Familia — была сконструирована по модели программы Кардозу под названием Bolsa Escola (школьный кошелек).

Подход Кардозу к социально-экономической политике имел весьма сильный антибюрократический элемент. Во всех своих социальных программах он активно использовал институты гражданского общества и даже привлекал к реализации бюджетных программ некоммерческие организации. В этом же направлении работала реформа системы государственных компаний, где политические назначенцы заменялись профессионалами, а оценка деятельности руководства велась по формализованным показателям деятельности.

Несмотря на свои достижения, Кардозу крайне непопулярен в Бразилии. Период высокой инфляции забыт, финансовая стабильность воспринимается как данность. Зато все хорошо помнят про приватизацию. Главный упрек — распродажа национального достояния иностранцам. Нелюбовь бразильцев к приватизации иррациональна — ведь именно частные компании являются ядром бразильской экономики и обеспечивают высокие темпы роста. Также иррационально их доверие к государству, безответственная политика которого неоднократно приводила страну на грань катастрофы.

В книге воспоминаний Кардозу приводятся его слова, сказанные Арминио Фраге перед утверждением последнего в Сенате в качестве председателя Центрального Банка в 1999 г.: “Не забывайте, что Бразилия не любит капитализм. Эту систему не любят парламентарии, журналисты, профессора. А внутри этой системы они особенно не любят банки, финансовые рынки и спекулянтов… Они не знают, почему они не любят капитализм, но они его не любят. Они любят Государство, любят государственное вмешательство, общий контроль и контроль за валютными операциями. Для них консерватор всегда лучше, чем либерал.

И в этом огромная трудность для нас, поскольку мы предлагаем интеграцию Бразилии в международную систему. Они не любят отечественный капитал, но еще больше — международный. Идеал, сидящий у них в головах, — это изолированный некапиталистический режим с сильным Государством и широкими социальными программами. Все это утопия, но они этого не понимают. …Правительство, которое предлагает интегрировать Бразилию в новое международное разделение труда, рассматривается как неолиберальное. Этот ярлык подразумевает, что правительство не хочет решать социальные проблемы. И если даже я докажу как дважды два, что именно мое правительство больше других сделало для решения социальных проблем, это не поможет, потому что одновременно оно сделало больше других для интеграции Бразилии в мировую систему — а на это здесь не очень-то хорошо смотрят”. (Автобиография. P. 428)

Я полагаю, что разговоры о приватизации и росте государственного долга — это только повод и инструмент для пропаганды. По сути же тот факт, что Кардозу навел порядок в финансовой сфере, означает, что он затронул интересы влиятельных общественных групп: государственных (и в том числе военных) пенсионеров, руководителей госкомпаний, региональных политиков, специализировавшихся на распиле бюджетных и внебюджетных средств. Отлучение от общественной кормушки не забывается долго.

В результате президент, осуществивший тяжелые, но необходимые реформы, заложивший основу для будущего роста, оказывается крайне непопулярен. А его преемник пожинает все плоды этих непопулярных реформ в условиях благоприятной мировой конъюнктуры — рейтинги Лулы, похоже, никогда не опускались ниже 70%.

Однако в одном отношении Кардозу, похоже, уже реабилитирован. Как и в США, так и в Бразилии только политические деятели первого ряда называются по инициалам. В США это FDR и JFК, в Бразилии — JК (Жуселину Кубичек) и FHC (Фернандо Энрике Кардозу). Неплохая компания для Фернандо Энрике.

Трансформация политической системы Бразилии

Если изменения в экономической системе Бразилии хорошо заметны внешнему наблюдателю и широко (хотя и поверхностно) освещаются средствами массовой информации и профессиональными изданиями, то изменения в политической системе привлекают к себе меньше внимания. Отчасти потому, что происходят медленно и исподволь, отчасти — потому, что связаны в наибольшей степени с динамикой партийной системы.

Система политических партий в Бразилии отличается крайней неустойчивостью. Причин для этого несколько. Во-первых, Бразилия — исторически полицентрическая страна, и федеральные партии в ней возникли довольно поздно — только в 20-30 гг., — и это были партии маргинальные: коммунисты и фашисты. До этого периода существовали только партии в штатах, которые и вели между собой торг на федеральном уровне.

Вторым фактором слабости партийных структур стало явление, называемое “coronelismo”, “полковничество”. Благодаря децентрализации власти в Бразилии политическое влияние на территориях сосредотачивалось в руках богатых землевладельцев, которые в период ранней империи стали полковниками национальной гвардии в своих штатах — откуда и возник термин. Эти “полковники” создавали на своих территориях вертикальные системы политической и экономической зависимости, обеспечивая таким образом трансляцию своих предпочтений в публичную политику. Профессиональные политики в этих условиях оказывались просто клиентами полковников.

В течение ХХ века ситуация определенным образом изменилась. С одной стороны, с диверсификацией экономики в каждом штате стали появляться новые олигархи, что создавало определенную экономическую конкуренцию. С другой стороны, с усилением госрегулирования экономики политики начали эмансипироваться от местных землевладельцев и создавать собственные структуры влияния. Эти сообщества перетекают друг в друга — до сих пор типична ситуация, когда представители экономической элиты (хотя и не первого ряда) уходят в публичную политику, или корифеи публичной политики под занавес карьеры становятся обладателями больших (но не самых больших) состояний. Впрочем, влияние этих людей определяется не их личным состоянием, а фактическим контролем (через систему личных взаимосвязей и обязательств) над различными региональными ресурсами — как экономическими, так и политическими.

Так или иначе, ведущие федеральные политики тесно связаны с региональными экономическими элитами и опираются на политическую поддержку населения штатов — тем более, что в Бразилии, несмотря на пропорциональную систему парламентских выборов, нет федеральных партийных списков — только региональные, а место кандидата в списке определяется по количеству поданных за него голосов. В этих условиях местные отделения политических партий становятся просто избирательными машинами по продвижению в парламент местных политических лидеров.

При этом эти лидеры по соображениям удобства легко меняют партийную принадлежность. В условиях пропорциональной избирательной системы без избирательного барьера популярный местный политик может купить себе партию — на политическом рынке для этих целей всегда есть готовые “спящие” партии — и сразу получить несколько мест в парламенте. Однако чаще такие мелкие партии возникают по договоренности нескольких популярных лидеров из разных штатов. Такие партии могут иметь по 5-7 процентов мест в палате депутатов и участвовать в формировании многопартийных коалиций, приобретая непропорциональный политический вес. Как правило, такие партии не имеют внятной идеологии, формируя лево- или право-популистские программы.

Партийная принадлежность кандидатов в губернаторы и сенаторы также является второстепенным фактором при формировании политических союзов. До сих пор совершенно нормальной является практика, когда правящая партия поддерживает губернатора от оппозиционной партии в обмен на поддержку на парламентских выборах. Это на самом деле демонстрирует, что главной “боевой” единицей бразильской политики до сих пор остаются современные “полковники”, а политические решения в значительной степени являются результатом соглашений персон, а не партий.

В этом смысле создание при участии Лулы и Кардозу двух партий нового типа — Партии Труда (ПТ) и Партии Бразильской социал-демократии (ПСДБ), партий “идеологических”, — привело к существенной модернизации политической системы Бразилии.

Партия Труда Лулы была создана в 1981 г. в процессе забастовочной борьбы в индустриальном поясе штата Сан-Пауло. Основным ключом к успеху Партии Труда стал отказ от догматического марксизма, союз с левыми католиками и широкое сотрудничество с либеральной интеллигенцией. Партия привлекла в свои ряды неортдоксальных марксистов (прежде всего, троцкистов), в ее руководстве широко представлены участники городской герильи конца 60-х — начала 70-х гг. Впрочем, и с ортодоксальными компартиями ПТ находится в достаточно близких отношениях.

ПСДБ возникла в 1988 внутри ПМДБ — Партии Бразильского демократического движения, “официальной” оппозиционной партии, разрешенной при военной диктатуре. В программе партия провозглашает приверженность принципам социал-демократии, но политические противники характеризуют ее как правую партию. Наибольшим влиянием партия пользуется в крупных и развитых штатах Сан-Пауло и Минас-Жерайс. Можно сказать, что ПСДБ — это партия среднего класса и гражданского общества.

Две другие крупные партии, которые определяют лицо современной бразильской политики, — это, собственно, ПМДБ и ПФЛ (Партия Либерального фронта, нынешнее название — Демократы). Это более традиционные партии, имеющие сильные элементы коронелизма.

ПМДБ, которая является сейчас крупнейшей партией в Бразильском парламенте, по сути, представляет собой коалицию региональных политических лидеров без определенного политического лица. Как говорят критики ПМДБ, главная задача партии — находиться у власти. Суть взаимодействия партийных лидеров — продвижение своих представителей на влиятельные позиции в органах власти. После победы Кардозу на президентских выборах 1994 г. партия довольно быстро вошла в правительственную коалицию. Так же естественно ПМДБ вошла в правительственную коалицию в период президентства Лулы.

ПФЛ является по сути единственной крупной правой партией Бразилии, ее корни восходят к проправительственной партии АРЕНА эпохи военной диктатуры. ПФЛ имела наибольшее влияние в отсталых районах Северо-востока страны. Партия сыграла ключевую роль и в избрании Ф.Э.Кардозу, и в реализации его реформ. В 1994 г. руководство ПФЛ, для предотвращения избрания Лулы президентом, отказалось от выдвижения собственного кандидата в пользу Ф.Э.Кардозу. В последующий период ПФЛ была наиболее последовательна в поддержке институциональных реформ.

В условиях системы пропорционального представительства даже все четыре крупные партии имеют вместе чуть больше половины мест в палате депутатов. Поэтому для создания парламентского большинства привлекаются средние и мелкие партии. При этом главное для мелких партий — вовсе не программа правительства, а получение выгодных правительственных постов для своих лидеров и дальнейшее размещение своих сторонников вниз по правительственной иерархии — и особенно на позиции в советах директоров государственных компаний. Неудивительно, что такая система расстановки кадров провоцирует расцвет коррупции.

С точки зрения традиционной политической культуры Бразилии, политическая коррупция представляется системным и, так сказать, нормальным явлением. В период своего пребывания в оппозиции Партия Труда выступала против коррупции как основной протагонист чистой политики. Тем более удивительным на фоне экономической стабилизации и политической модернизации стал огромный рост числа политических и коррупционных скандалов во время президентства Лулы.

Эти скандалы были весьма разнообразны: ежемесячные платежи депутатам мелких партий правительственной коалиции (плата за лояльность), закупки машин скорой помощи по завышенным ценам (при этом откат депутатам составлял 10%), изготовление фальшивого досье на нынешнего кандидата в президенты от ПСДБ Ж.Серра, получение председателем палаты депутатов 110 млн. реалов от владельца ресторана в здании Национального Конгресса за продление концессии. Другие эпизоды включают незаконное финансирование избирательных кампаний через оффшорные счета, использование партией средств от нелегальных лотерей, изъятие полицией у партийных казначеев нескольких миллионов наличных долларов.

Пытаясь системно объяснить эти явления, мы вступаем на зыбкую почву предположений и гипотез. Одной из гипотез является долгий срок пребывания ПТ в оппозиции и попытка ряда ее лидеров быстро решить свои личные финансовые проблемы. Эта гипотеза не выдерживает проверки, поскольку, хотя деятели ПТ были активными фигурантами скандалов, они были скорее организаторами незаконных схем финансирования, но не их бенефициарами. Бенефициарами оказывались представители мелких партий, а схемы изобретались для того, чтобы купить лояльность. Это вполне объяснимо с точки зрения политической целесообразности — за счет мелких партий обеспечивалось большинство в конгрессе; теплых мест для всех лидеров не хватало, и ПТ пришлось идти на прямой подкуп депутатов.

Более важным, однако, представляются не сами факты коррупции, а реакция на них общественного мнения. Скорее всего, в предшествующие годы коррупции было даже больше, но общество замечало эти факты меньше. Действительно, экономическая стабилизация нормализовала жизнь в стране. Была принята прогрессивная конституция, развивались свободная пресса и телевидение. Были обеспечены гарантии свободного предпринимательства и частной собственности. Образованное население наиболее развитых регионов центра и юга страны требовало соблюдения правил честной конкуренции и в политической жизни. Однако политики не спешили менять стиль своей деятельности, а Партия Труда, которая, войдя во власть, стала играть по старым правилам, была сильно дискредитирована.

Очень важным фактором было и то, что реформы Кардозу, улучшая организацию государственной машины, сами по себе были сильным инструментом преодоления коррупции. Эти реформы Партией труда были практически свернуты, а в системе назначений на правительственные должности восстановилась практика предшествующего периода (политические назначенцы вместо профессионалов).

В то же время большинство избирателей в относительно слаборазвитых штатах севера страны довольно безразлично относятся к сложным политическим проблемам центра и юга. Эти люди видят в Луле выходца из своей среды, вполне ему доверяют и ощущают реальные изменения к лучшему в своей повседневной жизни. В результате президентские выборы 2006 г. зафиксировали новый водораздел в политической географии Бразилии. На выборах 2006 г. Лула победил во всех северных штатах, а кандидат от ПСДБ Жералдо Алкмин — во всех южных. Вдобавок к этому губернаторами всех южных штатов и двух крупнейших центральных были избраны либо представители ПСДБ, либо кандидаты, поддержанные ПСДБ. Эта картина, с небольшими исключениями, повторилась и в 2010 году.

Это действительно новая ситуация для Бразилии, ведь исторически север с его экспортоориентированным сельским хозяйством поддерживал консервативно-либеральные партии, а юг с растущей промышленностью — левые и дирижистские. Теперь ситуация переменилась. Рост грамотности, урбанизация, развитие телевидения лишили консервативные элиты влияния на избирателей севера. В определенном смысле, в Бразилии сейчас сосуществуют две страны — одна на юге, и это по сути страна развитая и по уровню, и по образу жизни. И другая страна — на севере, это страна развивающаяся — с соответствующими политическими предпочтениями. Конечно, ни о каком политическом расколе речь идти не может. Север экономически быстро подтягивается к югу, и через десять лет в стране может возникнуть совершенно иная политическая ситуация.

Гораздо более устойчивым фактором является избирательная система. Нет никаких шансов на то, что в ближайшие годы будут изменены ее базовые принципы: пропорциональное представительство, отсутствие федеральных партийных списков, возможность для избирателей ранжировать кандидатов в списках. Все попытки введения смешанной пропорционально-мажоритарной системы блокируются парламентским истеблишментом. Это означает неустойчивость персонального состава правительства (из-за динамизма партийного состава коалиции) и большие затруднения в принятии системных законов, затрагивающих интересы значительных социальных групп.

Заключение

1. Прошедшие годы стали решающим периодом в модернизации Бразилии. За этот период были созданы современные экономические институты, была стабилизирована политическая система. Удалось решить ряд хронических проблем, препятствующих развитию. Значительные слои населения были не только выведены из нищеты, но и вовлечены в современные системы производства и потребления. Ряд проблемных регионов северо-востока страны и Амазонии еще отстает в социальном и экономическом развитии, но это отставание уже количественное, а не качественное. Здесь успешно воспроизводятся образцы деятельности, характерные для более развитых регионов. Растущий внутренний рынок становится одним из главных локомотивов экономического роста.

2. Страна находится в благоприятной демографической ситуации. Демографический переход завершается, рождаемость уже низкая, но численность населения в трудоспособном возрасте пока растет довольно быстро. Демографический дивиденд Бразилии в ближайшие десять лет будет весьма существенным. В то же время в этот период существенно увеличится пенсионная нагрузка на бюджет. Эта проблема не будет особо ощущаться в условиях экономического роста, однако первый же продолжительный кризис мировых сырьевых и аграрных рынков заставит вернуться к этому вопросу как раз в тот момент, когда для его решения ресурсов у страны не будет. Это бомба замедленного действия — но подобные ситуации типичны почти для всех развитых и развивающихся стран.

3. В период президентства Ф.Э.Кардозу Бразилия смогла провести глубокие институциональные реформы почти во всех сферах экономической и социальной жизни страны. Успех этих реформ был предопределен рядом объективных и субъективных факторов.

Во-первых, в период военной диктатуры значительное число гуманитариев было уволено из университетов по политическим мотивам. Они даже формально были лишены права преподавания. Многие эмигрировали в Америку и Европу, работали в международных организациях и превосходно усвоили международный опыт и наиболее современные подходы к модернизации экономических и социальных систем.

Во-вторых, Ф.Э.Кардозу как один из признанных интеллектуальных лидеров своего поколения мог привлекать к активной деятельности в правительстве и в правительственных агентствах лучших специалистов в каждой конкретной сфере. Большинство из них были ему лично известны по академической работе.

В-третьих, чудовищный развал в государстве и обществе в конце 80-х гг. вызвал ответную мобилизацию элиты, которая оказывала поддержку реформам, иногда даже вопреки своим краткосрочным интересам.

В-четвертых, Кардозу показал себя превосходным политическим оператором. Во многих случаях для проведения реформ требовалось внесение поправок в конституцию квалифицированным большинством (60 процентов) обеих палат парламента. Кардозу обеспечивал это большинство в условиях крайне раздробленного политически парламента, часто получая голоса даже оппозиционных партий.

4. Институциональные реформы, начатые правительством Кардозу, были практически полностью остановлены при Луле. Понятно почему — ранее Партия Труда клеймила эти реформы как “неолиберальные”, а в условиях благоприятной мировой экономической конъюнктуры и восстановления экономического роста продолжение реформ и впрямь казалось излишним. Сегодняшнее развитие Бразилии показывает, что институциональный базис, заложенный реформами, очень устойчив, и его хватит еще надолго. А цена отхода от курса реформ станет понятной только с развертыванием следующего кризиса.

5. Главной угрозой будущему развитию Бразилии мне представляется фактор национальной самоуспокоенности. Дело в том, что бразильцы всегда были уверены в национальном величии Бразилии. То, что в течение десятилетий в стране все шло наперекосяк, относилось на счет неблагоприятного стечения обстоятельств. Теперь все текущие обстоятельства благоприятны, включая чемпионат мира по футболу 2014 г. и Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро в 2016 г. Теперь сомнений нет — и весь мир это видит — да, Бразилия великая держава. Такая самоуспокоенность чревата будущими проблемами.


Список литературы

R. Bourne “Lula do Brasil”, Br.: Geração Editorial, 2009 — 360 p.
F.E.Cardoso “A arte da política” Rio de Janeiro: Civilização Brasileira, 2006 — 699 p. (Автобиография).
Brazil's Bolsa Familia “How to get children out of jobs and into school”, The Economist, August 3rd 2010.
Brazil's prospects “Four reasons to believe in Brasil”, The Economist, August 3rd 2010.
F.Giambiagi and M.Ronci “Fiscal Policy and Debt Susnainability: Cardoso's Brasil, 1995- 2002”, International Monetary Fund, August 2004.
Nelson Barbosa, José Antonio Pereira de Souza. “A Inflexão do Governo Lula: Política Econômica, Crescimento e Distribuição de Renda”. Brasil — entre o Passado e o Futuro. São Paulo, Boitempo Editorial, 2010 — 200 p.

Сергей Васильев
Via Полит.ру

sábado, 27 de novembro de 2010

Ladrão

(IMDB)

Favelas russas

Andrey Rodiónov:


Окна горят в многоэтажных корпусах (Janelas queimam em arranha-céus)
раньше тут были лес и дачи (aqui havia antes a floresta e casas de verão)
хреново тут жить тем, кто раньше жил в центрАх (é ruim viver aqui para aqueles que antes viviam no centro)
кого разменяли, кто - сдача (quem está trocado, quem é um troco)

кто из Столешникова переулка переехал (quem mudou da travessa Stoléchnikov)
кто из Козихинского переехал переулка (quem mudou da travessa Kozíkhinski)
в одной квартире ждущая смерти бабулька (há num quarto uma velhinha à espera da morte)
в другой - наркоман, чью смерть встретят радостным смехом (há num outro quarto um narcómano, cuja morte será cumprida pelo riso alegre)

их в первую очередь сюда отсылают (eles estão deportidos pra cá em primeiro lugar)
свои же родственники, желающие иметь про запас хатульку, (pelos parentes deles, que desejam ter uma morada como reserva,)
на пустыре здесь кошки лают (aqui no baldio gatas costumam latir)
и собаки так страшно мяукают (e cachorros costumam miar tão horrivelmente)

это своеобразный такой банк (é uma espécie de um banco)
для людей, неправильно или слишком долго тянувших резину (para as pessoas que protelavam incorretamente ou por muito tempo)
зачем я зашел в этот ваш юрский парк, (para que eu entrei neste seu Jurassic Park)
мне страшно покупать тут что-то в ваших магазинах (estou com medo de comprar algo aqui em suas lojas)

мне неприятно знать, что вы тут есть (é desagradavel pra mim em saber que vocês estão aqui)
точнее, мне приятно, но это даже хуже (realmente é agradável, mas é ainda pior)
весь этот район как чья-то страшная месть (todo o bairro parece como uma vingança terrível de alguém)
невозможно выиграть в конкурсе "кого закопают глубже" (não pode vencer o concurso "Quem estará enterrado mais profundamente")

именно здесь, около ненормально забетонированой сберкассы (foi aqui, ao lado de um banco betonado anormalmente)
так неестественно и несвоевременно (tão antinatural e tão inoportuno)
выглядит малыш, едущий в коляске (parece um bebê em um carrinho de bebê)
или если женщина идет беременная (ou uma mulher grávida)

а вот черный плоский двухместный порш или мерс (mas há um Porsche ou Mercedes preto, fino, de dois lugares)
внезапно проскочивший мимо меня с нездоровым ревом (que passou de repente sem deter-se roncando anormalmente)
какой вам, папаша, к черту, прогресс - (o que progresso, papai, para o inferno -)
хотя здесь безусловно круче чем в Бутово или Бирюлево (embora certamente é mais legal de estar aqui do que no Bútovo ou no Biryulyóvo)

здесь пока еще километров тридцать до Москвы (aqui há ainda aproximadamente 30 km de Moscou)
что, видимо, не испугало вон того, в черных очках, незнакомца (e isso, pelo visto, não assustou este desconhecido de óculos escuros)
приехавшего сюда приобрести травы (que veio aqui para comprar maconha)
да, приятель, это третья планета от солнца (sim, amigo, este é o terceiro planeta do sol)

какой страшный запах, какой мерзкий звук (que cheiro horrível está aqui, que som sorumbático)
запах цемента и старости, рев черного автомобиля (o cheiro de cimento e de velhice, o barulho do carro preto)
того, что здесь шастает, словно паук (que anda aqui, como uma aranha)
по какой-то бесчеловечной своей паутине (pela qualquer teia dela desumana)

я люблю это место только за то, (eu amo este lugar só para)
что здесь живут люди, за это только (que as pessoas moram aqui, so por isso)
хотя для многих жизнь здесь как бесконечный забор, (embora para muitos que vivem aqui a vida parece como uma serca sem fim)
но строят новые дома, вся надежда на стройку (mas novas casas estão em construção, toda a minha esperança é na construção)
2006.
___
тянуть резину - protelar
километров тридцать - aproximadamente 30 km (mas тридцать километров = 30 km)
вся надежда на (кого-либо, что-либо) - espero só...

quinta-feira, 25 de novembro de 2010

Czar

(IMDB)
sobre Ivã IV O Terrível

Curitiba

Осторожно, Куритиба!
Бразилия относится к числу развивающихся стран (país em desenvolvimento, país emergente, genitivo plural). В городах Бразилии можно столкнуться с теми же проблемами, что и во всем мире – безработица, перенаселение, нищие кварталы, плохая экология, но город Куритиба отличается от остальных… Город-сказка, город-мечта (é uma citação daqui), в который мечтают переселиться многие бразильцы. И переселяются, а город растет как на дрожжах (= растет быстро = cresce rapidamente), вытягиваясь во все стороны, застраиваясь новыми кварталами, обеспечивая новые рабочие места для строителей.

В чем его парадокс? Почему одни города задыхаются в пыли и грязи, а он вопреки всему остается чистым, благоустроенным райским уголком в Бразилии?

Говорят, каков пастух, такие и овцы. Настоящая история Куритибы начинается в 1970-м году, когда на пост мэра был избран Джек Лермен. До этого в городе не было ничего примечательного. К руководству городом он подошел с позиции «сделать город мечты», без пробок, с минимальной безработицей, без оборванцев, с максимальным количеством зеленых насаждений. Ему потребовалось много лет, чтобы собрать команду настоящих единомышленников и воплотить свою идею в жизнь.

Как результат, за 30 с лишним лет население Куритиба выросло в три раза, но при этом город имеет совершенную систему общественного транспорта, которая позволяет минимизировать выхлопы в атмосферу и избежать пробок, без которых сложно представить любой современный город приличных (= больших) размеров.

План города был переработан в 1965-м году Институтом городского планирования Куритибы. Примерно как в Москве в свое время была продумана карта метро, также инженеры просчитали схему движения наземного транспорта, выделив некоторые важные артерии города специально под пассажирские перевозки.

Куритиба имеет пять главных артерий, проходящих через центр города радиально друг к другу. Между собой ветки соединяются кольцевыми дорогами. Каждая ветка ведет из центра к жилому кварталу новой застройки за пределами города. В центр можно легко доехать на экспрессе или скоростном автобусе, для движения которых выделены основные полосы центральных дорог, также есть полоса для легковых автомобилей. Такое жесткое ограничение и четкое регулирование движений автобусов, которые четко по расписанию движутся друг за другом, как составы в метрополитене, позволяет избегать пробок на дорогах, причем в Куритибе один из самых высоких показателей количества частного атотранспорта на душу населения. Без жесткого регулирования движения автобусов и автомобилей, транспортного коллапса было бы не избежать.

Общее число автобусов в Куритибе – более 1000, это порядка двенадцати тысяч поездок в день. Таким графиком движения они обеспечивают более половины населения возможностью удобно и быстро добраться до пункта назначения (ponto de destino) на городском автобусе, без пробок и томительных ожиданий своего транспорта. Своеобразной визитной карточкой Куритибы является автобусная остановка в виде небольшого овального тоннеля. В девяностых годах систему оплаты поезда на месте заменили системой предоплаты, для этого были модернизированы все остановки. Внутри небольшого тоннеля расположен турникет и дорожка эскалаторного типа, которая подвозит пассажира прямо ко входу в автобус. Таким образом, пассажир оплачивает проезд до посадки в автобус, водитель не отвлекается на раздачу билетов и контроль оплаты и выполняет только свою основную функцию – вождение автобуса.

Неудобной может показаться система движения по маршрутам с пересадками, но на самом деле это так только на первый взгляд. Схема движения автобусов очень четкая – пять типов маршрутов. Самые быстрые – дальние маршруты из одного района города в другой по центральным магистралям. И далее по убыванию – также быстрые маршруты по кольцевым между районами. Маршруты по основным улицам города, маршруты между соседними районами вдоль основных магистралей и, наконец, сеть коротеньких маршрутов по всей территории города.

Очень четко организована система переходов между линиями автобусов. Все очень похоже на метрополитен, но никому не приходится задыхаться под землей в бетонных коробках станций. Каждый из пяти типов автобусов имеет свой собственный цвет: красный, серебристый, оранжевый, желтый и зеленый. Кстати, система оплаты также аналогична Московскому метрополитену : проезд оплачивается при посадке в первый автобус, а остальные пересадки происходят без прохождения дополнительных турникетов. Отличается только стоимость проезда, она в десятки раз ниже, чем в любом метро мира. При всем при этом, нельзя сказать, что бы городская служба пассажироперевозок испытывала недостаток в средствах.

Еще одна особенность Куритибы - пятьдесят пешеходных зон в городе. С этим связана еще одна история, которая в очередной раз показывает, как инертен народ в Бразилии, да и во всем мире, и неохотно воспринимает новшества. Когда мэр города предложил сделать некоторые районы пешеходными, это вызвало волну возмущения, в первую очередь со стороны бизнесменов, торговцев, владельцев кафе. Дело дошло до суда, причем суд признал возмущение справедливым, но еще до того как дело было завершено, администрация города самовольно начала переоборудование проезжих частей в пешие. В день открытия скандала удалось избежать таким образом – городские власти устроили праздник рисунка на асфальте, в котором приняли участие стони детей. Возмущение сошло на нет, а итогом строительства пешеходных зон, с точки зрения экономики, стал эффект противоположный ожидаемому. Прибыль в магазинах и кафе на пеших улицах Куритибы возросла в несколько раз.

Особое внимание городские власти Куритибы уделяют экологии. В Бразилии во многих крупных городах с этим проблемы, причем, причины их не только в большом количестве крупных промышленных предприятий, но и недостатке воспитания населения (та же ситуация, что и в России). Экологическому образованию молодых людей Куритибы уделяется большое внимание. Это один из немногих городов мира, в котором мусор не просто сваливается в кучу и вывозится на городскую свалку, а сортируется и позже используется как вторсырье. В Куритибе есть Экологический университет, который одновременно является достопримечательностью города, так как полностью построен из сырья вторичной переработки.

… Интересно, как бы себя вел человек, родившийся в Куритибе, в другом городе Бразилии или мира, где народ бездумно засоряет город и природу всем, чем можно? Мне кажется, жизнь за пределами Куритибы окажется большим стрессом для горожан….

Сейчас, когда городские власти многого добились по части экологии, основной упор развития города делается на социальные программы для населения, особенно для бедных его слоев. Во многих странах мира, особенно в США, некоторых странах Европы, где социальная политика на самом высоком уровне, власти столкнулись с проблемой бедняков-бездельников, которые предпочитают жить в бедности на социальное пособие, но не работать. Так как социальное пособие достаточно высокое, бедные кварталы разрастаются, в них постоянно растет уровень преступности.. В общем, такая политика по отношению к беззаботным – настоящий бич любой развитой страны. В Куритибе власти пошли по другому пути. Так как город так или иначе привлекает огромное число переселенцев и среди них много бедняков без образования, власти абсолютно всем предлагают пойти на курсы обучения и получить среднее специально образование . По районам города раскидано огромное число небольших школ для взрослых. Это тоже сделано специально, так как приезжий из деревни человек чувствовал бы себя крайне неуютно в большом здании университета , сталкиваясь каждый день с необходимостью проезжать не маленькие расстояния, чтобы попасть на занятия. В школах для взрослых могут научить профессиям повара, парикмахера, автомеханика, даже программиста. Городские власти реально дают шанс деревенским найти нормальную работу и выбрать специальность себе по вкусу. Курсы длятся три месяца. Объем знаний, полученный на них, достаточен для того, чтобы начать работать, а дальше все зависит от целеустремленности человека.

Конечно, многие могут спросить, откуда берутся рабочие места для всех желающих? Городские власти Куритибы тщательно работают и в этом направлении. Во-первых, те, кто приезжает в город, нуждаются в перевоспитании. Власти агитируют принять участие в работах по благоустройству города, платят уборщикам достойную заработную плату и одновременно меняют их отношение к чистоте.

Также существуют специальные социальные программы реабилитации алкоголиков, наркоманов. Жители города активно принимают участие в его развитии. Бюджет города прозрачен, часто от жителя Куритибы можно услышать такую фразу : «Это наш город, мы здесь хозяева и мы в ответе за него.»

Сказка? Как ни странно, нет, этот город совершенно реален, как и атмосфера гостеприимства и чистоты в нем. Такой город хочется перенести на другую планету и показывать как музейный экспонат, что бы защитить от рук вандалов, которых немало в мире и в Бразилии в частности.

Конечно, в Куритибе постепенно растет поток туристов, желающих собственными глазами посмотреть на чудо Бразилии. Для них открыты и доступны все достопримечательности города, а сувениры можно приобрести в сети забавных магазинчиков «Возьми Куритибу с собой» и таким образом тоже повлиять на развитие социальной сферы города. Вся выручка из магазинов идет на соцпроекты.

Что посмотреть?

Конечно же, покататься на знаменитых автобусах Куритибы, просто наслаждаясь видом ухоженных зеленых насаждений города.

Посмотреть Институт экологии и понять, что не весь мусор не так бесполезен, как кажется. Однозначно бесполезны только городские свалки.

Погулять по Ботаническому саду, подышать удивительным воздухом, насладиться чистотой и эстетикой зеленых и цветочных насаждений.

Стать частью города и посадить дерево. Каждый житель при покупке квартиры получает в подарок два саженца. Для мужчин очень актуально – два дела жизни сделано, остается дело за потомством.

Посетить исторический центр города и понять, что не все новое плохо, если сделано с умом.

Осторожно! Куритиба в Бразилии может легко перевернуть ваше сознание! Вы можете захотеть бросить свой душный мегаполис и переехать в Куритибу, притворившись бедняком-безработным, чтобы очистить сознание от хлама городского мусора.
Екатерина Тюрина
via Latindex

Um de hussardos

"Эскадрон гусар летучих" ("Esquadrão de hussardos volantes"), o filme sobre esta pessoa,
(IMDB), (aqui ficam obras de Davydov)


Uma canção do filme, letras de Denís Davydov:

РОМАНС
Не пробуждай, не пробуждай
Моих безумств и исступлений,
И мимолетных сновидений
Не возвращай, не возвращай!

Не повторяй мне имя той,
Которой память - мука жизни,
Как на чужбине песнь отчизны
Изгнаннику земли родной.

Не воскрешай, не воскрешай
Меня забывшие напасти,
Дай отдохнуть тревогам страсти
И ран живых не раздражай.

Иль нет! Сорви покров долой!..
Мне легче горя своеволье,
Чем ложное холоднокровье,
Чем мой обманчивый покой.
1834

segunda-feira, 22 de novembro de 2010

Cidade

de Deus em russo

Mapa

Бразилия

sábado, 20 de novembro de 2010

Cântigo de Natal

Иосиф Бродский - Joseph Brodsky
Рождественский романс - Cântigo de Natal



Плывет в тоске необъяснимой
среди кирпичного надсада
ночной кораблик негасимый
из Александровского сада,
ночной фонарик нелюдимый,
на розу желтую похожий,
над головой своих любимых,
у ног прохожих.

Плывет в тоске необъяснимой
пчелиный хор сомнамбул, пьяниц.
В ночной столице фотоснимок
печально сделал иностранец,
и выезжает на Ордынку
такси с больными седоками,
и мертвецы стоят в обнимку
с особняками.

Плывет в тоске необъяснимой
певец печальный по столице,
стоит у лавки керосинной
печальный дворник круглолицый,
спешит по улице невзрачной
любовник старый и красивый.
Полночный поезд новобрачный
плывет в тоске необъяснимой.

Плывет во мгле замоскворецкой,
пловец в несчастие случайный,
блуждает выговор еврейский
на желтой лестнице печальной,
и от любви до невеселья
под Новый Год, под воскресенье,
плывет красотка записная,
своей тоски не объясняя.

Плывет в глазах холодный вечер,
дрожат снежинки на вагоне,
морозный ветер, бледный ветер
обтянет красные ладони,
и льется мед огней вечерних,
и пахнет сладкою халвою;
ночной пирог несет сочельник
над головою.

Твой Новый Год по темно-синей
волне средь моря городского
плывет в тоске необъяснимой,
как будто жизнь начнется снова,
как будто будет свет и слава,
удачный день и вдоволь хлеба,
как будто жизнь качнется вправо,
качнувшись влево.

Voga numa tristeza inexplicável,
através dos tijolos destruídos,
um navio noturno inextringuível
egresso dos jardins de Alexandria,
qual lanterna noturna e solitária
que parece uma rosa amarelada
voando sobre a testa dos amantes,
que mal se encostam nela.

Voga numa tristeza inexplicável
um cortejo de bêbados alados.
Na capital da noite um estrangeiro
fotografa as muralhas melancólicas
e parte em seguida para Ordynka
num táxi em que vão velhos doentes.
E os mortos estreitam num abraço
os quartos mobiliados.

Voga numa tristeza inexplicável
através da cidade um nadador.
Um mendigo de rosto arredondado
sonha sentado em um banco azul.
Um conquistador velho e apaixonado
vai passeando no cinza das ruas.
O trem noturno no qual recém-casado
vai na treva apressado.

Voga na bruma, pra la de Moscou,
um nadador a que o destino abate.
Um sotaque judeu passa na noite
por esta escadaria amarelada.
E na viagem do amor à dor,
nesta noite, véspera de Natal,
voga uma beleza que enlouquece,
que nem tento explicar.

Voga o vento frio nos meus olhos.
Tremem flocos de neve sobre os trens.
O vento gelado, o vento pródigo
as minhas palmas rubras endurece
e escorre das fogueiras mel noturno.
Eis transformada a noite de Natal
em um pudim de açúcar perfumado
que paira sobre nós.

O Ano Novo, no dorso de uma onda
azul, feita de ruídos da cidade,
voga numa tristeza inexplicável,
como se a vida já recomeçasse
numa festa de glória e de luz,
num dia de ventura e pão à farta,
como se a vida - ora vacilante -
fosse recomeçar.

1961

quarta-feira, 17 de novembro de 2010

A sonata a Kreutzer

de Liev Tolstói

terça-feira, 16 de novembro de 2010

Steve Jobs

Este é o texto do discurso feito por Steve Jobs, CEO da Apple Computer e da Pixar Animation Studios, realizado em 12 de junho, 2005, na universidade Stanford.
Parte I

“Для меня большая честь быть с вами сегодня на вручении дипломов одного из самых лучших университетов мира. (Estou honrado de estar com vocês hoje na formatura de uma das melhores universidades do mundo.)
Я университетов не оканчивал, но сегодня я в каком-то смысле как никогда приблизился к окончанию университета. (Eu nunca me formei na faculdade. Verdade seja dita, isso é o mais próximo que já cheguei de uma formatura de faculdade. )
Хочу рассказать вам три истории из моей жизни. (Hoje eu quero contar a vocês três histórias da minha vida.)
И всё. Ничего грандиозного. Просто три истории. (É isso aí. Não é grande coisa. Apenas três histórias.)
Первая история – о соединении точек. (A primeira história é sobre ligar os pontos.)
Я бросил Рид-колледж после первых 6 месяцев обучения, но оставался там в качестве вольного слушателя ещё около 18 месяцев, пока наконец не ушёл. (Eu abandonei o Reed College depois de seis meses, mas fiquei enrolando como um drop-in por outros 18 meses antes de eu realmente sair.)
Почему же я бросил учёбу? (Então, por que eu saí?)
Всё началось ещё до моего рождения. (Tudo começou antes de eu nascer.)
Моя биологическая мать была молодой, незамужней аспиранткой и решила отдать меня на усыновление. (Minha mãe biológica era uma jovem universitária solteira que decidiu me colocar para adoção.)
Она настаивала на том, чтобы меня усыновили люди с высшем образованием, поэтому всё шло к тому, чтобы я попал в семью юриста. (Ela achava muito fortemente que eu deveria ser adotado por pessoas formadas, então tudo estava preparado para eu ser adotado no nascimento por um advogado e sua esposa.)
Правда, за минуту до того, как я появился на свет, они решили, что хотят девочку. (Só que quando eu apareci eles decidiram no último minuto que eles queriam mesmo uma menina.)
Поэтому посреди ночи позвонили другой семейной паре, которая стояла в очереди и которая впоследствии меня усыновила, и спросили: “Неожиданно родился мальчик. Вы хотите его?” (Então meus pais, que estavam em uma lista de espera, recebi um telefonema no meio da noite perguntando: "Temos um menino bebê inesperado, vocês querem?")
Они сказали: “Конечно”. (Eles disseram: "Claro.")
Потом моя биологическая мать узнала, что моя приёмная мать – не выпускница колледжа, а мой отец никогда не был выпускником школы. (Minha mãe biológica descobriu mais tarde que minha mãe nunca tinha se formado na faculdade e que meu pai nunca tinha completado o ensino médio.)
Она отказалась подписать бумаги об усыновлении. (Ela se recusou a assinar os papéis da adoção.)
И только несколько месяцев спустя всё же уступила, когда мои родители пообещали ей, что я обязательно пойду в колледж. (Ela só cedeu alguns meses depois quando meus pais prometeram que algum dia eu iria para a faculdade.)
И 17 лет спустя я пошёл. (E 17 anos depois eu fui para a faculdade.)
Но я наивно выбрал колледж, который был почти таким же дорогим, как и Стэнфорд, и все накопления моих родителей были потрачены на мое обучение. (Mas eu ingenuamente escolhi uma faculdade que era quase tão cara quanto Stanford, e todas as economias dos meus pais de classe operária estavam sendo gastos na minha faculdade.)
Через шесть месяцев я не видел смысла моего обучения. (Após seis meses, eu não podia ver valor naquilo.)
Я не знал, что я хочу делать в своей жизни, и не понимал, как колледж поможет мне это понять. (Eu não tinha idéia do que queria fazer da minha vida e nenhuma idéia de como a faculdade iria me ajudar a descobrir.)
И вот я просто тратил деньги родителей, которые они копили всю жизнь. (E aqui estava eu gastando todo o dinheiro que meus pais tinham juntado durante toda a vida.)
Поэтому я решил бросить колледж и надеялся, что всё как-нибудь устроится. (Então eu decidi sair e confiar que tudo daria certo.)
Я был поначалу напуган, но, оглядываясь сейчас назад, понимаю, что это было одним из моих лучших решений в жизни. (Foi muito assustador naquela época, mas olhando para trás foi uma das melhores decisões que já fiz.)
Когда я бросил колледж, я мог уже не посещать обязательные занятия и ходить лишь на те, которые казались мне интересными. (No minuto em que larguei, eu pude parar de assistir as aulas obrigatórias que não me interessavam, e comecei a freqüentar aquelas que pareciam interessantes.)
Не всё было так романтично. (Não foi tudo assim romântico.)
У меня не было комнаты в общежитии, поэтому я спал на полу в комнатах друзей, я сдавал бутылки Колы по 5 центов, чтобы купить еду и ходил за 7 миль через весь город каждый воскресный вечер, чтобы раз в неделю нормально поесть в храме кришнаитов. (Eu não tinha um dormitório, então eu dormia no chão do quarto de amigos, eu devolvia garrafas de Coca-Cola para ganhar 5 centavos para comprar comida, e eu andava as 7 quilômetros pela cidade todo domingo à noite para conseguir um bom uma refeição semanal no templo Hare Krishna.)
Это мне нравилось. (Eu adorei.)
И много из того, с чем я сталкивался, следуя своему любопытству и интуиции, оказалось позже бесценным. (E muito do que eu esbarrei por seguir minha curiosidade e intuição se mostrou de valor incalculável mais tarde.)
Вот вам пример: (Deixe-me dar um exemplo:)
Рид-колледж всегда предлагал лучшие во всей стране уроки по каллиграфии. (Reed College naquele tempo oferecia talvez a melhor instrução sobre caligrafia no país.)
По всему кампусу каждый постер, каждая этикетка на выдвижных ящичках была написана каллиграфическим почерком от руки. (Em todo o campus, cada pôster, cada etiqueta em cada gaveta, apresentava uma bela caligrafia manual.)
Так как я отчислился и не брал обычных уроков, я записался на уроки по каллиграфии. (Como eu tinha largado o curso e não ter que assistir as aulas normais, eu decidi tomar aulas de caligrafia para aprender a fazer isso.)
Я узнал о шрифтах с засечками и без, о разных отступах между комбинациями букв, о том, что делает прекрасную полиграфию прекрасной. (Aprendi sobre fontes com serifa e sem serifa, sobre variar a quantidade de espaço entre diferentes combinações de letras, sobre o que torna uma tipografia boa.)
Она была красива как в старых книгах, настоящее утонченное искусство, неуловимое для науки, и мне казалось это прекрасным. (Era lindo, histórico, artisticamente sutil de uma maneira que a ciência não pode capturar, e eu achei fascinante.)
Я не надеялся, что когда-либо это сможет пригодиться мне в жизни. (Nada disso tinha sequer um lampejo de aplicação prática na minha vida.)
Но десять лет спустя, когда мы разрабатывали первый Макинтош, всё это пригодилось. (Mas dez anos depois, quando estávamos criando o primeiro computador Macintosh, tudo voltou para mim.)
И Мак стал первым компьютером с красивой полиграфией. (E nós colocamos tudo no Mac. Foi o primeiro computador com tipografia bonita.)
Если бы я не записался на тот курс в колледже, у Мака никогда бы не было нескольких гарнитур и пропорциональных шрифтов. (Se eu nunca tivesse deixado aquele curso na faculdade, o Mac nunca teria tido as fontes múltiplas ou proporcionalmente espaçadas.)
Ну а так как Windows просто скопировал шрифты с Мака, скорее всего, ни у одного персонального компьютера не было бы всего этого. (E já que o Windows simplesmente copiou o Mac, é provável que nenhum computador pessoal teria.)
Если бы я не отчислился, я бы никогда не записался на тот курс каллиграфии и у компьютеров не было бы такой изумительной полиграфии, как сейчас. (Se eu nunca tivesse deixado a faculdade, eu nunca teria entrado naquela aula de caligrafia, e computadores pessoais poderiam não ter a maravilhosa tipografia que eles fazem.)
Конечно, нельзя было соединить все точки воедино тогда, когда я был в колледже. (Claro que era impossível conectar esses fatos olhando para frente quando eu estava na faculdade.)
Но через десять лет всё стало очень, очень ясно. (Mas foi muito, muito claro olhando para trás dez anos mais tarde.)
Ещё раз: вы не можете соединить точки, смотря вперёд; вы можете соединить их только оглядываясь в прошлое. (Novamente, você não pode ligar os pontinhos olhando para frente, você só pode conectá-los olhando para trás.)
Поэтому вам придётся довериться тем точкам, которые вы как-нибудь свяжете в будущем. (Então você tem que confiar que os pontos de algum jeito vão se conectar no futuro.)
Вам придётся на что-то положиться: на свой характер, судьбу, жизнь, карму – что угодно, потому что уверенность, что все точки выстроятся в четкий путь, заставит вас слушать свое сердце даже в том случае, если вам покажется, что вы сбились с хорошо проторенной дорожки. (Você tem que confiar em alguma coisa - seu intestino, destino, vida, carma, qualquer coisa.)
Такой подход никогда не подводил меня и он изменил мою жизнь. (Essa idéia nunca me decepcionou e tem feito toda a diferença na minha vida.)
Моя вторая история – о любви и потере. (Minha segunda história é sobre amor e perda.)
Мне повезло – я нашёл то, что я люблю по жизни делать, довольно рано. (Eu fui sortudo - encontrei o que eu amava fazer cedo na vida.)
Воз и я основали "Эппл" в гараже моих родителей, когда мне было двадцать. (Woz e eu começamos a Apple na garagem dos meus pais quando eu tinha 20 anos.)
Мы усиленно трудились, и через десять лет "Эппл" выросла из двух человек в гараже до компании с доходом два миллиарда долларов и штатом из четырех тысяч работников. (Nós trabalhamos duro, e em 10 anos a Apple cresceu de apenas nós dois numa garagem até uma companhia de US $ 2 bilhões com mais de 4000 empregados.)
Мы выпустили наше самое лучшее создание – "Макинтош" – годом раньше, и мне только-только исполнилось тридцать. (Tínhamos acabado de lançar nossa maior criação - o Macintosh - um ano antes, e eu tinha 30 anos.)
А потом меня уволили. (E então eu fui demitido.)
Как вас могут уволить из компании, которую вы основали? (Como você pode ser demitido da empresa que você começou?)
По мере роста "Эппл" мы нанимали людей, которых я считал очень талантливыми в делах управления компанией, и первые несколько лет всё шло хорошо. (Bem, como a Apple cresceu nós contratamos alguém que eu achava muito talentoso para tocar a empresa comigo, e para o primeiro ano ou assim que as coisas iam bem.)
Но потом наше видение будущего стало расходиться, и мы в конечном счёте поссорились. (Mas então nossas visões do futuro começaram a divergir e eventualmente tivemos uma briga.)
Совет директоров был не на моей стороне. (Quando isso aconteceu, nosso Conselho de Administração ficou do lado dele.)
Поэтому в 30 лет я был уволен. (Então aos 30 anos eu estava fora.)
Причём скандально. (E muito publicamente fora.)
То, что было смыслом всей моей жизни, пропало, и это было ужасно. (O que tinha sido o foco da minha vida adulta inteira tinha ido embora e isso foi devastador.)
Я не знал, что делать, несколько месяцев. (Eu realmente não sei o que fazer por alguns meses.)
Я чувствовал, что я подвёл предыдущее поколение владельцев компании – что я уронил эстафетную палочку, когда мне её передали. (Senti que tinha decepcionado a geração anterior de empreendedores - que eu tinha deixado cair o bastão quando ele estava sendo passado para mim.)
Я встречался с Дэвидом Паккардом и Бобом Нойсом и пытался извиниться за то, что натворил. (Eu me encontrei com David Packard e Bob Noyce e tentei me desculpar por ter estragado tudo.)
Это было скандальным провалом и я даже думал о том, чтобы убежать куда подальше. (Eu era um fracasso público e eu até pensei em fugir do vale.)
Но медленно ко мне пришло осознание – я всё ещё любил то, что делал. (Mas algo começou a surgir lentamente em mim - eu ainda amava o que fazia.)
События в "Эппл" никак не отразились на моей любви. (A série de eventos na Apple não tinha mudado isso nem um pouquinho.)
Я был отвергнут, но я всё еще любил. (Eu tinha sido rejeitado, mas eu ainda estava apaixonado.)
И, в конце концов, я решил начать всё сначала. (E então eu decidi começar de novo.)
Тогда я этого не понимал, но оказалось, что увольнение из "Эппл" было лучшим, что могло произойти со мной. (Eu não vi isso na época, mas o fato é que ser demitido da Apple foi a melhor coisa que poderia ter acontecido para mim.)
Бремя успешного человека сменилось легкомыслием начинающего, менее уверенного в чём бы то ни было. (O peso de ser bem sucedido foi substituído pela leveza de ser um novato novamente, menos certo sobre tudo.)
Я освободился и вошёл в один из самых творчески насыщенных периодов своей жизни. (Isso me libertou para entrar num dos períodos mais criativos da minha vida.)
В течение следующих пяти лет я основал две компании - "Некст" и "Пиксар" - и влюбился в удивительную женщину, которая стала в дальнейшем моей женой. (Durante os próximos cinco anos, eu comecei uma empresa chamada NeXT, outra companhia chamada Pixar e me apaixonei por uma mulher maravilhosa que se tornou minha esposa.)
"Пиксар" создал самый первый компьютерный анимационный фильм, "История игрушки", и является теперь самой успешной анимационной студией в мире. (Pixar acabou criando o primeiro filme animado por computador, Toy Story, e é o estúdio de animação mais bem sucedido do mundo.)
В результате невероятного стечения обстоятельств "Эппл" купила "Некст", я вернулся в "Эппл", и технология, разработанная в "Некст", стала сердцем нынешнего возрождения "Эппл". (Em uma incrível virada de eventos, a Apple comprou a NeXT, eu retornei à Apple, ea tecnologia que nós desenvolvemos na NeXT está no coração do atual renascimento da Apple.)
А мы с Лорин создали замечательную семью. (E Laurene e eu temos uma maravilhosa família juntos.)
Я совершенно уверен, что ничего из этого не случилось бы, если бы меня не уволили из "Эппл". (Tenho certeza que nada disso teria acontecido se eu não tivesse sido demitido da Apple.)
Лекарство было горьким, но пациенту оно помогло. (Foi um remédio amargo, mas acho que o paciente precisava dele.)
Иногда жизнь бьёт вас по голове кирпичом. (Às vezes a vida te bate na cabeça com um tijolo.)
Не теряйте веры. (Não perca a fé.)
Я убеждён, что единственное, что помогло мне продолжать работать, была моя любовь к делу. (Estou convencido de que a única coisa que me motivava era que eu amava o que fazia.)
Вам надо найти то, что вы любите. (Você tem que encontrar o que você ama.)
И это так же верно для работы, как и для отношений. (E isso é tão verdade para o seu trabalho quanto é para seu companheiro.)
Ваша работа заполнит большую часть жизни, и единственный способ быть полностью довольным – делать то, что, по-вашему, является большим делом. (Seu trabalho vai preencher uma parte grande da sua vida, ea única maneira de ficar realmente satisfeito é fazer o que você acredita ser um ótimo trabalho.)
И единственный способ делать великое дело – любить то, что вы делаете. (E a única maneira de fazer um excelente trabalho é amar o que você faz.)
Если вы ещё не нашли своего дела, ищите. (Se você não achou, continue procurando.)
Не останавливайтесь. (Não se acomode.)
Как в любви: вы узнаете, что вы ищете, когда найдёте. (Como todos os assuntos do coração, você saberá quando encontrá-lo.)
И, как добрые хорошие отношения, они становятся только лучше с годами. (E, como qualquer grande relacionamento, só fica melhor e melhor à medida que os anos passam.)
Поэтому ищите, пока не найдёте. Не останавливайтесь. (Então continue procurando até encontrá-lo. Não se acomode.)
Parte II

Моя третья история – про смерть. (Minha terceira história é sobre morte.)
Когда мне было семнадцать, я натолкнулся на цитату – что-то вроде этого: “Если вы живёте каждый день так, как будто он последний, когда-нибудь вы окажетесь правы.” (Quando eu tinha 17 anos, li uma frase que era algo como: "Se você viver cada dia como se fosse o último, algum dia você certamente estará certo.")
Цитата произвела на меня впечатление, и с тех пор, уже тридцать три года, я смотрю в зеркало каждый день и спрашиваю себя: “Если бы сегодняшний день был последним в моей жизни, захотел бы я делать то, что собираюсь сделать сегодня?”. (Deixou uma impressão em mim, e desde então, nos últimos 33 anos, tenho olhado no espelho todas as manhãs e me perguntei: "Se hoje fosse o último dia da minha vida, eu ia querer fazer o que estou prestes a fazer hoje?")
И как только ответом было “Нет” на протяжении нескольких дней подряд, я понимал, что надо что-то менять. (E se a resposta foi "Não" por muitos dias seguidos, eu sei que preciso mudar alguma coisa.)
Память о том, что я скоро умру – самый важный инструмент, который помогает мне принимать сложные решения в моей жизни. (Lembrar que estarei morto em breve é a ferramenta mais importante que já encontrei para me ajudar a fazer grandes escolhas na vida.)
Потому что всё остальное – чужие ожидания, вся гордость, весь страх перед позором или провалом – все эти вещи отступают пред лицом смерти, оставляя лишь то, что действительно важно. (Porque quase tudo - expectativas externas, orgulho, medo de passar vergonha ou falhas - estas coisas simplesmente somem em face da morte, deixando apenas o que é verdadeiramente importante.)
Память о смерти – лучший способ избежать ловушки, в которую вас загоняют мысли о том, что  вам есть что терять. (Lembrar que você vai morrer é a melhor maneira que conheço para evitar a armadilha de pensar que você tem algo a perder.)
Вы уже голый. (Você já está nu.)
У вас больше нет причин не идти на зов своего сердца. (Não há nenhuma razão para não seguir seu coração.)
Около года назад мне поставили диагноз: рак. (Cerca de um ano atrás eu fui diagnosticado com câncer.)
Мне пришёл скан в семь тридцать утра, и он ясно показывал опухоль в поджелудочной железе. (Eu fiz um exame às 7:30 da manhã, e ele mostrou claramente um tumor no pâncreas.)
Я даже не знал, что такое поджелудочная железа. (Eu nem sabia que era um pâncreas.)
Врачи сказали, что этот тип рака практически со стопроцентной вероятностью неизлечим и что мне осталось жить не более трёх-шести месяцев. (Os médicos me disseram que aquilo era certamente um tipo de câncer que é incurável, e que eu não deveria esperar viver mais do que três a seis meses.)
Мой доктор посоветовал пойти домой и привести дела в порядок (что на языке врачей означает подготовиться к смерти). (Meu médico me aconselhou a ir para casa e arrumar minhas coisas em ordem, que é o código dos médicos para "preparar para morrer".)
Это значит попытаться сказать своим детям всё то, что собирался сказать в течение десяти лет, за несколько месяцев. (Significa tentar dizer aos seus filhos tudo o que você pensou que teria os próximos 10 anos para lhes dizer, em poucos meses.)
Это значит убедиться в том, что всё завершено, подготовить семью насколько это возможно. (Significa ter certeza que tudo está abotoado para que ele será o mais fácil possível para sua família.)
Это значит попрощаться. (Significa dizer seu adeus.)
Я жил с этим диагнозом весь день. (Eu vivi com aquele diagnóstico o dia todo.)
Позже вечером мне сделали биопсию – засунули в горло эндоскоп, вниз через желудок и кишечник, воткнули иголку в поджелудочную железу и взяли несколько клеток из опухоли. (Mais tarde, naquela noite eu tive uma biópsia, onde eles enfiam um endoscópio pela minha garganta abaixo, através do meu estômago e dentro dos meus intestinos, colocaram uma agulha no meu pâncreas e tiraram algumas células do tumor.)
Я был под наркозом, но моя жена, которая там была, сказала, что когда врачи посмотрели клетки под микроскопом, они были в шоке, потому что у меня оказалась очень редкая форма рака поджелудочной железы, которую можно прооперировать. (Eu estava sedado, mas minha esposa, que estava lá, me disse que quando eles viram as células sob um microscópio os médicos começaram a chorar porque acabou por ser uma forma muito rara de câncer pancreático que é curável com cirurgia.)
Мне сделали операцию и теперь со мной, слава Богу, всё в порядке. (Eu fiz a cirurgia e estou bem agora.)
Смерть тогда подошла ко мне ближе всего, и надеюсь, ближе всего на следующие несколько десятков лет. (Este foi o mais próximo que eu estive de encarar a morte, e eu espero que seja o mais próximo que eu chegue por mais algumas décadas.)
Пережив это, я теперь могу сказать следующее с большей уверенностью, чем тогда, когда смерть была полезной, но чисто абстрактной концепцией: (Tendo passado por isso, posso agora dizer a vocês com um pouco mais de certeza que quando a morte era um conceito útil mas puramente intelectual:)
Никто не хочет умирать. (Ninguém quer morrer.)
Даже люди, которые хотят попасть в рай, не хотят умирать, чтобы туда попасть. (Mesmo as pessoas que querem ir para o céu não querem morrer para chegar lá.)
И всё равно, смерть – пункт назначения для всех нас. (E ainda assim a morte é o destino que todos compartilhamos.)
Никто еще не смог избежать её. (Ninguém jamais escapou dela.)
Так и должно быть, потому что смерть, наверное, самое лучше изобретение жизни. (E isso é como deveria ser, porque a morte é muito provavelmente a melhor invenção da vida.)
Она – причина всех перемен в жизни. (É o agente de mudança da Vida.)
Она расчищает старое, чтобы открыть дорогу новому. (Ela limpa o velho para abrir caminho para o novo.)
Сейчас новое – это вы, но когда-то (не очень-то и долго осталось) – вы станете старым, и от вас избавятся. (Agora o novo são vocês, mas algum dia não muito distante, você gradualmente se tornará um velho e será varrido.)
Простите за такой драматизм, но это правда. (Desculpa ser tão dramático, mas é a pura verdade.)
Ваше время ограничено, поэтому не тратьте его на то, чтобы прожить чью-то чужую жизнь. (Seu tempo é limitado, portanto não o desperdicem vivendo a vida do outro.)
Не попадайте в ловушку догмы, которая учит жить в соответствии с мыслями других людей. (Não caia na armadilha do dogma - que é viver com os resultados dos pensamentos de outras pessoas.)
Не позволяйте шуму чужих мнений перебить ваш внутренний голос. (Não deixe o ruído da opinião alheia sufocar sua voz interior.)
И самое важное, имейте храбрость следовать своему сердцу и интуиции. (E o mais importante, ter a coragem de seguir seu coração e intuição.)
Они каким-то образом уже знают то, кем вы хотите стать на самом деле. (Eles de alguma maneira já sabem o que você realmente quer se tornar.)
Всё остальное второстепенно. (Tudo o resto é secundário.)
Когда я был молод, я прочитал удивительную публикацию “Каталог всей Земли”, которая была одной из библий моего поколения. (Quando eu era jovem, havia uma publicação incrível chamada Um catalogo da toda Terra, que era uma das bíblias da minha geração.)
Её написал парень по имени Стюарт Брэнд со свойственной ему поэтичностью, живущий тут неподалеку в Мэнло Парк. (Foi criado por um sujeito chamado Stewart Brand não muito longe daqui, em Menlo Park, e ele a trouxe à vida com seu toque poético.)
Это было в конце шестидесятых, до появления персональных компьютеров и настольной издательской системы, поэтому она была сделана с помощью пишущих машинок, ножниц и полароидов. (Isso foi no final dos anos 1960, antes dos computadores pessoais e da editoração eletrônica, então tudo era feito com máquinas de escrever, tesouras e câmeras Polaroid.)
Что-то вроде Google в бумажной форме, за тридцать пять лет до появления Google. (Era uma espécie de Google em formato brochura, 35 anos antes do Google aparecer:
Публикация была идеалистической и переполненной полезными инструкциями и большими идеями. (era idealista, e transbordando de ferramentas legais e grandes noções.)
Стюарт и его команда сделали несколько выпусков Каталога всей Земли и, в конце концов, издали последний номер. (Stewart e sua equipe publicaram várias edições de The Whole Earth Catalog e, quando ele já tinha cumprido sua missão, eles lançaram uma edição final.)
Это было в середине семидесятых, и я был как раз вашего возраста. (Isso foi em meados da década de 1970, e eu tinha a tua idade.)
На задней обложке была фотография загородной дороги ранним утром, вроде той, на которой вы, быть может, ловили машины, если любите приключения. (Na contracapa da edição final havia uma fotografia de uma estrada de interior ensolarada, daquele tipo onde você poderia se achar pedindo carona se fosse aventureiro.)
Под ней были такие слова: “Оставайтесь голодными. Оставайтесь безрассудными”. (Abaixo, estavam as palavras: "Stay Hungry Stay Foolish..")
Это было их прощальное послание. (Foi a sua mensagem de despedida deles ao sair.)
Оставайтесь голодными. Оставайтесь безрассудными. (Mantenham-se com fome. Mantenham-se Moleques.)
И я всегда желал себе этого. (E eu sempre desejei isso para mim.)
И теперь, когда вы оканчиваете институт и начинаете заново, я желаю этого вам. (E agora, quando vocês se formam e começam de novo, eu desejo isso para vocês.)
Оставайтесь голодными. (Mantenham-se com fome.)
Оставайтесь безрассудными. (Mantenham-se Moleques.)
Всем большое спасибо.” (Obrigado a todos muito bem.)
A tradução para o português é de Glauco Bernardo.